К каким задачам не готова высшая школа

Сен 25, 2020 Редакция Vtimes

Пандемия обострила проблемы, которые и так обязательно вылезли бы

Университетское образование входит в полосу серьезной турбулентности. Видимым показателем этого явились конфликты, связанные с пандемией коронавируса, однако это лишь внешнее проявление противоречий, давно уже существовавших в высшей школе.

Высшее образование очень сложно оценивать. Этому есть множество причин. Во-первых, для всех закончивших вуз всегда существует так называемая «ошибка выжившего». В нашем случае она заключается в том, что мы не можем отделить качество высшего образования от наших личных способностей. Нам кажется, что строгие и жесткие преподаватели, учившие нас, – это правильно, и так и должно быть.

Во-вторых, все мы без исключения находимся в своем информационном пузыре. Люди, работающие в высшей школе или попавшие в обойму научной тусовки, далеко не всегда понимают, как устроен мир за ее пределами, и насколько темы, которыми они занимаются, непонятны и неинтересны большинству. Тем не менее доля людей с высшим образованием в мире растет, и в наиболее развитых странах достигает четверти населения. Очевидно, что большинство людей, окончивших вуз, не имеет отношения ни к науке, ни к преподаванию.

Неожиданно для себя высшая школа превратилась в сегмент массового образования. Каких-нибудь 50 лет назад в СССР выпускников средней школы было не больше половины от всех жителей, сейчас же около половины выпускников идет учиться в вуз.

Казалось бы, именно сейчас высшая школа должна переживать лучшее время в своей жизни, но именно огромный рост спроса и предложения на ее образовательные услуги вызвал колоссальные проблемы, к которым вузы оказались не готовы. До тех пор, пока студентов было немного, университеты спокойно справлялись и с поиском денежных средств, и с набором преподавателей, и с выстраиванием учебной программы. Фактически, до середины XX века высшее образование было штучным продуктом, готовившим интеллектуальную элиту. Расширение приема в вузы привело к снижению уровня студентов и, как следствие, к низкому качеству массового выпускника. Но массовость образования привела и к тому, что вузам пришлось увеличивать число преподавателей. Именно благодаря этому качество преподавательского корпуса тоже упало. Очень трудно обеспечить «звездами» одновременное обучение пятисот миллионов студентов во всех странах. И если потоковые лекции еще можно делать для полутора сотен человек, то семинары и практические занятия так уже не проведешь.

Долгое время вузы по инерции продолжали вести свою деятельность, однако рано или поздно традиционную университетскую систему пришлось бы менять. Но менять ее с каждым годом становилось все опаснее и опаснее. Гигантский мировой рынок, спрос на который предъявляют сотни миллионов людей, рынок, обеспечивающий работой десятки миллионов человек, рынок, на который завязаны карьерные устремления минимум четверти выпускников школ во всем мире, просто не в состоянии быстро измениться. Долгое время у вузовских специалистов было ощущение, что нас ждет постепенный переход к онлайн-обучению. Лучшие мировые вузы активно размещали лекции своих преподавателей, а то и целые учебные курсы.  Однако стресс-тест онлайн-обучения, стихийно проведенный во время пандемии, показал, что вузовская система мало готова к его внедрению.

Что же мы имеем сейчас? Высшее образование как общественный институт колоссально переоценено обществом. У выпускников школ и их родителей складывается ощущение, что сама степень бакалавра уже дает человеку колоссальные зарплатные и карьерные преимущества. И вузы изо всех сил стараются поддержать эту веру. Однако далеко не все выпускники даже самых известных вузов достигают карьерных вершин. И это означает, что, кроме уровня вуза, очень многое зависит от трудолюбия и способностей самого студента. Проблема в том, что, если признать это, придется либо уменьшать набор студентов, ужесточая экзамены, либо жестко подходить к уровню обучения студентов, безжалостно отсеивая неспособных. И тот, и другой варианты уменьшат бюджет вузов и не прибавят им популярности.

В какой-то степени эта проблема решается за счет существования магистратуры, аспирантуры и других форм углубленного образования. Но это позволяет поднять уровень небольшой группы студентов. Массовое высшее образование, по всей видимости, будет терять уровень и дальше.

И здесь становится очень серьезной проблема высокой стоимости квалифицированных преподавателей. Нечто подобное мы уже наблюдаем в медицине, где специалисты высшего уровня практически не общаются с пациентом, а вся рутинная работа переложена средний и низший медперсонал, получающий гораздо более скромную зарплату. В вузах тоже зачастую используется подобная схема с привлечением для проведения занятий аспирантов и соискателей, но полностью проблему это не решает.

В принципе, онлайн-инструменты типа zoom позволяют читать лекцию неограниченному количеству слушателей с полным эффектом присутствия. Вероятнее всего, наиболее востребованные преподаватели перейдут на такой режим преподавания. Для серьезной мотивированной аудитории это хороший выход. Слушать лекцию онлайн с хорошими понятными слайдами или с демонстрацией доски намного интереснее, чем сидеть на десятом ряду потоковой аудитории, стараясь отключиться от болтающих соседей, которым это неинтересно. Поэтому сильная профессура от новых форм должна выиграть. Такой преподаватель может работать сразу в нескольких вузах.

Слабые лекторы, по всей видимости, уйдут в подмастерья, занимаясь со студентами решением задач, семинарскими или лабораторными занятиями. Скорее всего, таких преподавателей второго эшелона станет намного больше, оплата их будет меньше, а нагрузка станет довольно высокой. Сильные лекторы будут отбирать себе в ученики наиболее подготовленных и мотивированных студентов. И это действительно будет штучной подготовкой. В такой схеме вполне вероятно, что важен будет уже не диплом вуза, а имя научного руководителя. Тогда на выходе будут получаться две группы выпускников: одна – массовая, другая – именная. Логично, что в таком случае научный руководитель будет вместе с дипломом вуза давать свой именной диплом. Это вполне реальный сценарий, препятствием которому может стать консерватизм университетских администраторов, живущих по принципу известного анекдота «Работает? Вот и не трогай!». Но рано или поздно нынешняя система высшего образования все равно изменится. И очень может быть, что мы это увидим в ближайшие несколько лет.