Как пандемия помогла власти ограничить свободу собраний

Сен 17, 2020 Редакция Vtimes

Доклад «ОВД-инфо» об ограничениях массовых и публичных мероприятий

Российские власти воспользовались пандемией коронавируса, чтобы ограничить возможность граждан участвовать в мероприятиях, пишет в докладе «ОВД-инфо»: с начала марта такие ограничения действуют в 71 регионе. В 35 регионах они установлены в том числе и на публичные мероприятия. В 36 – ограничения касаются в целом любых массовых мероприятий, публичные мероприятия не выделяются, но могут иметься в виду, говорится в докладе.

Различие терминов публичные и массовые мероприятия четко описаны в законе, но в документах, касающихся ограничений из-за коронавируса, смешиваются, уверен автор исследования Денис Шведов:

– Термин «публичные мероприятия» включает в себя шествия, митинги, демонстрации и пикеты, в том числе и одиночные. А массовые мероприятия – это ярмарки, фестивали, которые могут организовать как частные лица, так и органы власти и муниципалитеты. Эти два понятия никак не пересекаются. Но мы видим, что часто сам термин «массовые мероприятия» используется не как юридический, а как бытовой. Например, запреты могут звучать так: запрещаются спортивные, культурные и иные массовые мероприятия. И совершенно неясно, используется ли слово массовые как термин или речь про любые мероприятия, где два и более участников.

Часто такие ограничения вводятся без указания срока. Только в 15 регионах из 71 в нормативных документах указана дата окончания. В остальных регионах об этом либо не вообще не пишут, либо говорится, что ограничения вводятся до особого распоряжения.

В целом ситуация только ухудшается. По сравнению с мартом, когда ограничения только вводились, на начало сентября число регионов с запретами на публичные мероприятия выросло, посчитали юристы «ОВД-Инфо».

Но ограничения легко снимаются, если это нужно для государственных праздников или важных с точки зрения властей мероприятий. Например, для официальных мероприятий, связанных с памятью о Великой Отечественной войне (ВОВ). В Приморском крае и Липецкой области власти провели шествия, посвященные 75-летию победы в ВОВ. В Тамбовской области сделали исключение для «Бессмертного полка», а в Ставропольском крае — для праздничного салюта. Как все это согласуется с желанием региональных властей остановить распространение коронавирусной инфекции, недоумевают авторы доклада. 

Наталья Таубина, директор фонда «Общественный вердикт», считает, что участники разрешенных публичных мероприятий ответственно подходят к мерам личной безопасности – в отличие, например, от образовательных учреждений:

– С одной стороны, конечно, публичные мероприятия, где невозможно соблюдение мер индивидуальной защиты (маски, дистанция), адекватно ограничивать и даже временно приостанавливать в целях нераспространения вируса. С другой стороны, если параллельно происходит куча всего другого, где эти же меры индивидуальной защиты не соблюдаются (например, 30 детей учатся в одном классе, 60 тренируются в одном зале и т.д.), то введение ограничений на публичные мероприятия начинают уже выглядеть конъюнктурными. Особенно если сравнить их с тем, как тщательно придерживаются правил участники немногих разрешенных публичных мероприятий.

Региональные власти используют формулировки, которые никак не помогают разобраться в различиях между публичными и массовыми мероприятиями, уверены эксперты правозащитного проекта. 

«Мы не можем точно сказать запрещены ли публичные мероприятия, если запрет распространяется на иные массовые мероприятия. Например, в московском указе мэра говорилось, что запрещены спортивные, культурные, публичные и иные массовые мероприятия. Получается, что запрещены те публичные мероприятия, которые массовые. По мнению московского правительства одиночные пикеты также подпадают под этот запрет, хотя не являются массовыми мероприятиями» — говорит автор доклада Денис Шведов.

Запреты накладываются в виде указов, распоряжений или постановлений. Хотя именно постановления и указы наиболее приемлемая форма документа в данной ситуации. Например, постановления предусматривают наличие экспертизы и должны быть опубликованы, в отличие от распоряжений, сообщается в докладе. 

Региональные власти продлевают запреты на публичные мероприятия, но многие ограничения уже отменены. В первую очередь это касается одиночных пикетов. В пример авторы доклада приводят Москву: многие ограничения сняты, разрешено посещать рестораны, парки, кинотеатры. Но одиночные пикеты до сих пор проводить запрещено, хотя очевидно, что пикеты несут меньше рисков с точки зрения распространения коронавируса, чем посещение театра или футбольного матча. 

По данным «ОВД-инфо», только за первые шесть месяцев 2020 г. в Москве на одиночных пикетах задержали 269 человек – больше, чем за два предыдущих года вместе взятых. 

Доктор юридических наук, член Совета по правам человека при президенте (в 2012-2019 гг.) Илья Шаблинский комментирует:

– В большинстве государств, переживающих пандемию, публичные мероприятия разрешены при определенных условиях: соблюдении дистанции и ношении масок. При нарушении этих условий возможны конфликты с полицией. Запрет на одиночные пикеты, разумеется не может быть оправдан никак.

Ограничения не всегда согласуются с уже имеющимися законодательными актами. Например, в Пермском крае публичное мероприятие численностью более 400 человек необходимо согласовать с органами исполнительной власти. Но по региональному закону, чтобы провести публичное мероприятие, надо уведомить органы местного самоуправления. Эти два требования противоречат друг другу и по сути накладывают запрет на проведение такого рода мероприятий, уверены правозащитники. 

Комментирует автор доклада «Дизенфекция протеста», кандидат юридических наук Анна Бочило:

– Среди прочего, по итогам исследования мы увидели новый тренд и сделали вывод — коронавирусные ограничения и карантинные статьи стали удобной заменой или дополнением статьи 20.2 КоАП РФ и поводом для задержаний и преследований гражданских и политических активистов, которые не представляют угрозы ни для кого, кроме властей.

Правозащитник и председатель НОО «За права человека» Лев Пономарев рассказывает и о других случай, когда власть прикрывается эпидемической обстановкой:

– Ситуация более чем прозрачная, во многих местах перегибают палку. Например, в Московской области не пускают в суды без свежей справки об отсутствии коронавируса. Это неправильно, не так много людей ходят в суды. Получается, что суды сплошь и рядом закрыты. Мы видим, что людей постоянно задерживают на одиночных пикетах. Власть использует ситуацию с пандемией, чтобы задушить массовую активность людей на улице.