Как понимать видеообращение Путина к Генассамблее ООН

Сен 23, 2020 Редакция Vtimes

Он говорил не с мировыми лидерами, а с целевой аудиторией RT в России и за рубежом

Раздвоение личности, а точнее, диссоциативное расстройство идентичности – это первое, что приходит на ум при ознакомлении с видеообращением президента России Владимира Путина к пленарному заседанию юбилейной, 75-й сессии Генеральной ассамблеи Организации Объединенных Наций. Легче всего несоответствие речи текущему моменту было бы объяснить тем, что правая, занимающаяся внешней политикой, рука не знает, что делает левая, внутриполитическая,  или просто действует по инерции. Однако людоедский троллинг Владимира Путина с версией о том, что Алексей Навальный сам себя отравил, прозвучавшей, согласно Le Monde, на прошлой неделе в телефонном разговоре с президентом Франции Эмманюэлем Макроном, позволяет предположить, что и в случае с речью перед Генассамблеей расчет был на пропагандистский эффект как внутри страны, так и в мире – в отрыве от нынешнего политического контекста.

В обращении Владимир Путин говорит не с мировыми лидерами, а с целевой аудиторией RT в России и за рубежом. Именно так следует понимать и слова, что «Россия приложит все усилия к тому, чтобы содействовать мирному, политико-дипломатическому урегулированию региональных кризисов и конфликтов», и пассаж, что «несмотря на все споры и разногласия, порой недопонимание и даже недоверие некоторых коллег, будем настойчиво предлагать конструктивные, объединяющие инициативы, прежде всего в сфере контроля над вооружениями, укрепления действующих здесь договорных режимов; это в том числе касается запрета химического, биологического и токсинного оружия».

Хорошего в этом видеообращении – только его спокойный тон, как говорится, «а мог бы и бритвой полоснуть». Ничего принципиально нового в своей речи Владимир Путин не говорит, лишь привычно перечисляет угрозы, перед которыми стоит мир, и повторяет все известные российские инициативы последнего времени: от «зелёных» бессанкционных коридоров для товаров первой необходимости, продовольствия и лекарств до проведения «Ялты-2» – саммита стран «большой пятерки». Ставших обычными во внешнеполитических речах Владимира Путина прямых выпадов в адрес стран Запада в обращении нет, разве что слегка завуалированные намеки и сетования по поводу нежелания США договариваться о продлении Договора о стратегических наступательных вооружениях и по поводу развёртывания новых ракетных систем. А в период пандемии, были, оказывается, «и случаи, когда проявлялся дефицит гуманизма и, если хотите, доброты в отношениях на межгосударственном, официальном уровне».

Практически сразу после выступления президента США Дональда Трампа, призвавшего к ответственности за пандемию Китай и Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ), прозвучали слова поддержки ВОЗ как одной из структур ООН.

Не обошлось и без упоминания «Спутника-V» с предложением «оказать ооновцам всю необходимую квалифицированную помощь» и бесплатно предоставить российскую вакцину.

Речь президента Путина была записана на прошлой неделе и выглядит подпорченными «консервами», вроде недавних заготовленных впрок 20 его интервью к двадцатилетию нахождения у власти, которые даже не показали до конца. Впрочем, объяснять это долгим сидением в бункере и отрывом от действительности, думаю, не стоит. Скорее, имеет место вполне рациональный политический расчет: глава государства не боится показаться лицемером и неадекватным в глазах тех, кто ему не доверяет, чтобы в очередной раз выйти в удобном для пропагандистского использования картонном образе борца за «архитектуру международной безопасности».