Как понять освещение белорусских протестов в прокремлевских медиа

Сен 11, 2020 Редакция Vtimes

Для этого надо вспомнить о тарелке супа, ребенке в гробу и девушке на диване

Со дня выборов президента Беларуси минул уже месяц, и вспыхнувшие тогда неожиданно для многих массовые протесты прошли уже разные этапы: были и уличные бои, и забастовки рабочих, были женские марши и заполненный демонстрантами до отказа центр Минска, были даже разбитые силовиками витрины кафе, и, увы, что-то вроде наспех сооруженных концлагерей, где избивали и мучали задержанных.

И вслед за траекторией народного возмущения в братской республике все это время следовали прокремлевские СМИ, которые шли не по зеркальной и не по симметричной дороге, а по своей ломанной линии.

Нет, даже не так: неверно было бы сказать, что у официального освещения белорусских протестов были единые взлеты и падения, четкие и очевидные переключения идеологического рубильника. Напротив, речь идет скорее про множество разнонаправленных и редко пересекающихся синусоид, если представить это в виде графика. Или если взять русскую пословицу, эту тему отрабатывали по принципу: кто в лес, а кто по дрова. 

Комментаторы все это время совершали множество подходов к сложнейшей задаче — разгадать хитроумную игру Кремля. Не скрою: и я тоже.

Казалось, что злокозненные кукловоды со Старой площади на этот раз превзошли самих себя и ведут настолько виртуозную шахматную партию, что взломать этот код никому не под силу. 

Едва казалось, что государственные информационные агентства дали слабину и как будто чуть-чуть симпатизировали восставшему народу, как появлялись телешоу о якобы русофобии белорусской оппозиции или посты в околокремлевских телеграм-каналах очевидно в поддержку Лукашенко и силовиков. Ага, кричали наблюдатели, наконец-то маски сброшены, сейчас заиграют старые пластинки о бандеровцах на новый, не совсем релевантный тут лад. Но нет! Проходило несколько дней и максимально лояльные российским властям издания вновь подробно и подчеркнуто нейтрально показывали жестокие задержания мирных демонстрантов или не пытались скрывать подлинное число протестующих на самых массовых акциях.

Так что же хочет сказать Кремль, посылая такие смешанные сигналы? Есть ли тут разгадка?

Да, есть. Но сначала нам придется перенестись почти на сто лет назад.

В 1929 г. в Советском Союзе вышла книга «Искусство кино» режиссера Льва Кулешова. Как и вышедшая годом ранее «Морфология сказки» Владимира Проппа, сейчас этот учебник куда больше известен на Западе (особенно в Голливуде), чем в России. В нем в частности рассказывает о любопытном феномен нашего восприятия, который сейчас так и называется — эффект Кулешова (или по-английски: Kuleshov effect).

Кулешов описал один свой удивительный эксперимент. Он показывал людям фрагмент, где человек просто внимательно куда-то смотрит, а затем после монтажной склейки — тарелку горячего, испускающего пар супа. После этого режиссер спрашивал людей, что происходит. И они рассказывали, что этот человек, должно быть, голоден, и он очень хочет съесть этот суп. Другим респондентам он показал этого же мужчину с пронзительным взглядом, но теперь следом шел не суп, а ребенок в гробу — и теперь комментаторы полагали, что он убит горем и едва сдерживает слезы, так как его сын умер. Третьей группе он показал все после того же мужчины молодую девушку на диване. На этот раз, как вы уже, наверное, догадались, опрошенные убежденно говорили, что речь идет о флирте — и вообще мужчина романтически настроен.

Еще раз подчеркну: это был один и тот же мужчина, с одним и тем же выражением лица. И он, разумеется, никак не был связан ни с горячим супом, ни с ребенком в гробу, ни с девушкой на диване. Это была просто монтажная склейка. Все остальное внутренний рассказчик в левом полушарии мозга додумал сам. Как он это и делает всегда.

Удивительно, но даже если знать обо всем этом и посмотреть это видео, иллюзия все равно сохраняется. Потому что так устроено наше восприятие. Нам хочется видеть закономерности и причинно-следственные связи, нам хочется собрать разрозненные факты в единый нарратив, в историю, выстроенную по всем правилам драматургии — с зачином и развязкой, с героем и злодеем. А вот в холодный хаос никак не связанных друг с другом явлений верить мы не обучены.

Неудобная правда заключается в том, что, скорее всего, хаотичное и порой даже шизофреничное освещение белорусских протестов прокремлевскими изданиями и блогерами не имеет никакой разгадки. Это именно что броуновское движение, нагружать которое грандиозными смыслами не только глупо, но и опасно. Ну не придумали они на этот раз какую-то единую политику или решили выжидать чего-то и предоставили на это время свободу самодеятельности. Понятно, что такое объяснение выглядит не столь впечатляющим, как конспирологические домыслы, что некий мифический Кремль ведет многоходовую игру и вот с какой целью. Но это куда правдоподобнее.

А тем, кто пытается сопоставить видео с Ольгой Скабеевой с новостями в ТАСС и заметками в «Комсомолке», пытаясь по ним, как по кофейной гуще, разгадать планы российских властей, я предлагаю просто еще раз посмотреть видео Кулешова, благо они доступны на ютьюбе.