Кто хочет стать депутатом

Сен 15, 2020 Редакция Vtimes

Собрать данные о доходах кандидатов в гордуму Новосибирска оказалось непросто

Завершившаяся выборная кампания в Новосибирскую городскую думу была самой конкурентной на моей памяти — то есть за последние лет 20. Интрига объясняется двумя основными причинами. Во-первых, весной, за несколько месяцев до старта кампании, было создано объединение «Коалиция Новосибирск 2020», возглавляемая Сергеем Бойко, руководителем новосибирского штаба Алексея Навального (в прошлом году он боролся за пост мэра Новосибирска, занял второе место). Новосибирский горсовет состоит из 50 депутатов, и в этот раз избирался целиком по мажоритарной системе. Коалиция выставила целых 36 кандидатов, до финишной прямой дошел 31.

Во-вторых, набрало заметную популярность «Умное голосование» (УГ). Его организаторы принципиально не разглашают количество зарегистрированных пользователей, но по частоте обсуждения в моей френдленте принципов и — особенно! — конкретных рекомендаций УГ понятно, что проект оказывает влияние на выбор избирателей.

Короче, унылая до зевоты новосибирская политика в этом сезоне вдруг сделалась человечной и интересной. Мне, большому любителю транспарентности и открытых данных, захотелось сделать что-то полезное избирателю, и я наволонтерила сводную таблицу про всех ~260 кандидатов (столько их было в первой итерации таблицы, несколько человек за время пути сошли с дистанции). В этой таблице про каждого кандидата собраны сведения имущественного характера (доход за 2019 г., чем владеет, остатки на счетах), данные о размере и источниках финансирования избирательной кампании (из промежуточных отчетов, публикуемых избиркомом за две недели до выборов), базовая биографическая информация (кем выдвинут, где работает, был ли судим).

Это удивительно, но сбор таких данных представляет непропорциональную для XXI века трудоемкость. Единственный носитель имущественных сведений о кандидатах — бумага: отдельный выпуск газетки на каждом из 50 округов и информационные стенды в участках. Чтобы собрать газетки или фото стендов, пришлось побывать в комиссии каждого из 50 округов. Данные о промежуточных расходах на кампанию взяты из примерно 300 разных файлов горизбиркома. 

Почему избирком не аккумулирует и не публикует сводные данные — в понятной, полной и легко доступной форме? Может быть, чтобы не помогать людям рационализировать свой электоральный выбор? Ведь глядя на такие сведенные воедино данные, невольно задашься вредными вопросами. Как относиться к тому, что у кандидата нет задекларированного дохода или он неправдоподобно мал? Являются ли релевантными представителями народных интересов депутаты с доходами в десятки миллионов рублей? Нормально ли тратить на избирательную кампанию в несколько раз больше официального годового дохода? Нормально ли при годовом доходе в районе прожиточного минимума иметь дом, пару-тройку квартир и премиальных автомобилей? Как относиться к уголовному прошлому кандидата? Как относиться к тому, что партия рекрутирует в свои ряды большое количество бездельников? Депутатская династия — хорошо или плохо? Какая разница между средним доходом в субъекте и средним депутатским доходом нормальна?

Вот как, например, выглядит среднеарифметический портрет действующего (до выборов 13 сентября) городского депутата-единоросса, пытающегося переизбраться: годовой доход — 6,01 млн руб., количество принадлежащих объектов недвижимости — 10,1, транспортных средств — 1,9. Средний доход «нового» (не являющегося депутатом) кандидата-единоросса — 1,3 млн руб. в год, в активе 2,7 объектов недвижимости и 1,1 транспортное средство. Мотивация, что называется, налицо.

Трое самых обеспеченных городских депутата (все — члены ЕР) — Игорь Кудин (50,1 млн руб. семейного дохода в 2019 г.), Кирилл Покровский (34,8 млн руб.) и Алексей Джулай (20,3 млн руб.) — переизбрались в новый состав горсовета. На округах обеспеченных кандидатов оппоненты чаще замечают такие «красивые» методы политического состязания, как подкуп избирателей (подарки, мелкое благоустройство) и скупку голосов. К сожалению, доказать эти явления в правовой плоскости, как правило, не удается.

Богатые кандидаты ведут кампанию без поддержки партийных денег. ЕР финансировала кампанию 11 кандидатов на общую сумму 13,15 млн руб. (здесь и далее — данные из промежуточных финансовых отчетов кандидатов, итоговые еще не опубликованы). КПРФ поддерживало партийными деньгами 7 человек в сумме на 1,36 млн. Обе партии, как выяснилось, поставили на не особо популярных людей: из семи профинансированных коммунистов не победил ни один, из 11 единороссов получили мандаты только четверо. В том числе среди тех троих, кто получил максимальное финансирование «в одни руки» — 2 млн руб., — избрался лишь один Дмитрий Асанцев, бывший в предыдущем созыве председателем совета.

В Новосибирске, кстати, КПРФ не воспринимается оппозиционной партией: мэром города является коммунист, по большинству вопросов ЕР и КПРФ занимают одинаковые позиции. А среди тех 29 округов, по которым одновременно баллотировались выдвиженцы и ЕР, и КПРФ, не было ни одного округа, где бы партийное финансирование получили оба конкурента. В Новосибирске в ходу шутливый термин «КПЕР». Понимание иллюзорности борьбы между кандидатами от ЕР и КПРФ наверняка многим избирателям упростило бы жизнь. Но для этого пришлось бы продраться сквозь прорву финотчетов.  

Из поддержанных УГ кандидатов в новосибирский горсовет прошли 12 человек (может оказаться 13: по округу №35 действующий депутат-единоросс Евгений Яковенко получил перевес в 11 голосов над кандидатом из «Новосибирск 2020» Вячеславом Якименко. Якименко оспаривает результаты по одному из участков, где, по его данным, проголосовали около 300 курсантов военного училища, не имеющие активного избирательного права). Среди 12 — четверо представителей «Новосибирска 2020» (включая Бойко), двое элдэпээровцев, по одному представителю «Зеленых» и «Родины» и четверо независимых самовыдвиженцев.

От ЕР избралось 23 или (22 человека — в зависимости от развязки на 35-м округе). От КПРФ — 8. В экс-горсовете фракция ЕР состояла из 33 депутатов, фракция КПРФ — из 10. Об эффективности «Умного голосования» можно спорить до хрипоты, но новосибирский горсовет в ближайшие пять лет будет несравнимо живее, это точно.