Москва возвращается к самоизоляции

Сен 25, 2020 Редакция Vtimes

Но сам по себе коронавирус, надеются врачи, стал менее опасен

В пятницу мэр Москвы Сергей Собянин вернул часть противоэпидемических ограничений в городскую жизнь – заболеваемость коронавирусом снова начала расти и в городе, и в России в целом. Ограничения начнут действовать 28 сентября, самые серьезные из них коснутся москвичей старше 65 лет и тех, кто страдает хроническими заболеваниями: им вновь придется сесть на карантин и отказаться от контактов с родственниками и знакомыми, живущими отдельно от них. Собянин также рекомендовал работодателям перевести сотрудников на дистанционный режим работы.

Кому сидеть дома

Департамент здравоохранения Москвы расширил перечень хронических заболеваний и состояний, при которых москвичам рекомендуется сидеть дома – число таких людей вырастет в разы. По сравнению с весной этот список включили беременных и женщин в послеродовом периоде, людей с нарушением иммунной системы, болезнями мочеполовой системы, костной-мышечной системы и ревматологическими заболеваниями, а также дополнительные категории болезней системы кровообращения и эндокринной системы.

Здесь – полный перечень

Готовы принять больных

В сентябре заболеваемость коронавирусом в России вновь начала расти. По данным сайта «Стопкоронавирус.рф», всего инфицировано 1 136 048 россиян, выздоровело 934 146 человек, умерло 20 056 человек. Опережающими темпами растет число заболевших в Москве: за последние сутки заразилось 1560 человек. Последний раз такая цифра наблюдалось в середине июня. Число госпитализаций также увеличивается: за сутки в больницы Москвы поступило 797 человек, сообщили в оперативном штабе по контролю и мониторингу ситуации с коронавирусом в столице.

Москва следует общемировой тенденции: растет число случаев заболеваний и число госпитализаций, заявила руководитель оперативного штаба по контролю и мониторингу ситуации с коронавирусом, заместитель мэра Москвы по вопросам социального развития Анастасия Ракова:

– Мы работаем над обеспечением постоянного наличия достаточного коечного фонда. Для этого начинаем вводить резервные мощности, которые бы законсервированы и зарезервированы специально под инфекции и не задействовались для оказания других видов медицинской помощи, а также объекты, которые использовались в качестве обсерваторов.

Плановая и экстренная помощь будет оказываться полностью, обещала Ракова.

По мнению заведующего отделением рентгенэндоваскулярных методов диагностики и лечения ГКБ №52 Александра Ванюкова, у московских властей сформулированы критерии, по которым они оценивают, сколько надо открывать коек при определенном суточном количестве заболевших:

– Данные накоплены, в принципе понятно, сколько надо мест, сколько времени человек проводит на койке. Глобально мы гораздо лучше подготовлены и умеем справляться с таким наплывом.

Один из корпусов ГКБ №52, выведенный в зеленую зону, вновь переформатирован в ковидный, сообщил Ванюков:

– И, по-моему, четыре стационара возвращают под ковид. В принципе это было запланировано. 

Врачи стали спокойнее

Что касается развертывания дополнительных мощностей частных клиник, в пресс-службе ГК «Мединвестгрупп», владеющей сетью клиник «К+31», сообщили, что московские власти пока не обращались к ним по поводу возобновления работы коронавирусного стационара.

Представитель группы «Мать и дитя», чей госпиталь «Лапино» весной был перепрофилирован под ковид, сообщил, что новое развертывание мощностей под пациентов с коронавирусом будет зависеть от эпидемической обстановки:

– Сейчас мы переводим сотрудников управляющей компании на онлайн-работу.

Как рассказала главный врач клинической больницы в Отрадном частной сети «Медси», принимающей пациентов с ковидом, Татьяна Шаповаленко, в их клинике число госпитализаций выросло, но не критично:

– Если в Москве, я слышала, количество госпитализаций увеличилось на треть, то у нас за неделю на 10-15%, наверное. Я не могу сказать, что ситуация аналогична той, что была весной. Может быть, потому что мы уже более спокойно и выдержанно относимся к пациентам.

У поступающих в клинику, по словам Шаповаленко, по-прежнему тяжелые вирусные пневмонии:

– Но нет уже того вала тяжелейших пациентов с дыхательной недостаточностью, которые были в марте-апреле.

Главврач клинической больницы «Медси» в Отрадном не знает, почему так происходит, но приводит мнения итальянских и американских специалистов по коронавирусу:

– Они считают, что вирус эволюционирует и несколько приспосабливается к организму человека, и уже такого патологического каскада, мгновенного цитокинового шторма не вызывает. Все равно происходят цитокиновые реакции, но они уже не такие обвальные, как были раньше.

Цитокиновый шторм – опасная для жизни реакцией иммунной системы, встречающаяся у пациентов с коронавирусом. Упрощенно: иммунная система работает настолько сильно, что убивает организм 

Ожидаемая волна

Рост заболеваемости в Москве – очевидный результат выхода москвичей на работу после каникул: люди проводили много времени в аэропортах и на вокзалах, говорит Ванюков. К тому же с сентября по декабрь в Москве – пик заболеваемости всеми ОРВИ, и коронавирус – не исключение

– Рост ожидаемый, но насколько он будет драматичным, сказать трудно: поживем-увидим: все-таки порядка 30% москвичей, по разным оценкам, повстречалось с вирусом и приобрели иммунитет.

Ванюков предупреждает, что коронавирус не кончился, и тем, кто находится в зоне риска, надо все-таки поберечь себя. Это пожилые люди и те, у кого есть тяжелые хронические заболевания, в том числе диабет, почечная недостаточность:

– Хотя казуистические (т. е. несистемные) случаи среди молодых все-таки тоже есть, 90% тридцатилетних болеют легко и никак не реагируют на эту инфекцию, но есть оди-два человека, которые довольно тяжело ее переносят, и непонятно, с чем это связано. 

Снова удаленный режим

Как сказываются частые переходы с удаленной работы на офисную и обратно на мотивации и работоспособности людей, рассуждают социологи РГГУ.

Профессор кафедры политической социологии и социальных технологий социологического факультета Елена Иванова:

– Здесь имеет место поколенческий фактор. Пожилые люди привыкли работать в коллективе, у них общение связано непосредственно с визуальными контактами. Коммуникативные стратегии у них уже наработаны, и они не хотят их терять. Они морально устают работать дистанционно.

Поколение старших «иксов» воспринимает компьютер как техническое достижение. Но общение для нас тоже важно. В дистанте мы стараемся отыскать преимущества. Режим онлайн я воспринимаю как возможность сэкономить время на поездку и локализовать аудиторию в привычном для меня месте, например, на даче.

Для молодежи – для младших «иксов» – всё проще. Они спокойно руководят на удаленке проектами, рядом дети, жена – удобно. Но дома им сидеть тоже надоедает.

Поколение «игреков» получило социализацию в конце XX века, и для них компьютер – это привычная среда обитания, вещь, без которой они жизнь не представляют. Они на дистанте как рыба в воде.

А «зеты» – подростки – с ними пока не понятно. Технологическая смена поколений сейчас в несколько раз опережает смену человеческих поколений. «Зеты» обожают дистанционку, потому что можно параллельно заниматься своими делами, спрятавшись за аватаркой. И то, какими гаджетами владеют «зеты», и то, как быстро они развиваются – это признак общества постмодернизма. Оно непредсказуемое, и эта непредсказуемость усиливается, когда мы все сидим на удаленке по своим ячейкам и пытаемся войти в контакт с людьми, которые тоже далеко. Помните фильм «Матрица»? Мы в этой матрице вроде бы ощущаем себя самодостаточными, но на самом деле мы все разобщены. В социуме прыжки из офиса на дистант и обратно будут восприняты неоднозначно.

Доцент кафедры политической социологии и социальных технологий социологического факультета Мирослава Цапко:

– Социологи фиксируют неожиданные эффекты при подобной резкой смене образа жизни. С одной стороны, переход на дистант был большим потрясением, первую волну ковида мы пережили с разной степенью успешности. С другой стороны, многие для себя открыли новые возможности работы и самореализации. Трудоспособная часть населения в возрасте от 18 до 45 лет в большинстве своем очень ждала возможности второй раз уйти на самоизоляцию, чтобы повторить, развить и усилить некоторые наработки. Высвободилось личное время, которое раньше воспринималось как практически отсутствующее. Возобновились забытые социальные практики самосовершенствования, то же чтение книг и другие хобби, не характерные для жителей больших городов.

Но резкую смену образа жизни люди старшего возраста переживают весьма болезненно. У младших практика частой смены стиля и образа жизни может войти в повседневность и стать естественной. В целом реакция общества будет абсолютно неоднозначной.

Разумеется, состояние неопределенности провоцирует в обществе повышенную тревожность, вопрос в том, чем оно наполняется и чему сопутствует. Состояние неопределенности в состоянии войны – это одно, а состояние неопределенности, которым сопровождается успешная минимализация потерь во время пандемии – это совсем другое. Здесь надо говорить не о том, что такое хорошо и что такое плохо, а что предпочтительнее во время столь серьезных вызовов, которым является смертельная эпидемия. Мы наблюдаем типичную смену ценностей.