Почему к выборам в Госдуму трёхдневное голосование не поздно отменить

Сен 17, 2020 Редакция Vtimes

Легитимность выборов в 2021 году будет важней процедурного удобства голосования

Прошедший день голосования уже назвали «триединым». Впервые на выборах участки были открыты для полноценного голосования в течение не одного, а трёх дней – с пятницы по воскресенье. И это не говоря о массовом досрочном голосовании во многих регионах, стартовавшем за 10 дней до выборов (хотя раньше власть убеждала, что вовсю борется с досрочным голосованим), и об организации мини-участков во дворах и на пресловутых «пеньках». Эти новинки в организации выборов в таком количестве тоже применялись впервые.

Наверное, скоро социологические службы поделятся данными, насколько среднестатистическому россиянину понравилось «триединое» голосование. И скорее всего, получит социологическое подтверждение главный и по-своему рациональный аргумент властей в пользу растянутых во времени и пространстве выборов – их безопасность и удобство для избирателей в условиях пандемии. Хотя председатель ЦИК Элла Памфилова в начале сентября напомнила, что трёхдневные выборы в сентябре не очень удобны самим участковым избиркома, так как они накладываются на учебные дни в школах.

Как «триединое» голосование сплотило парламентскую оппозицию

Однако итоги выборов нельзя оценивать только с точки зрения технологического и процедурного удобства. Особенно если речь о крайне политизированной федеральной кампании с высокими ставками, какой в 2021 г. окажется кампания в Госдуму с новыми конституционными полномочиями – и с амбициозными новыми партиями, всерьёз пытающимися потеснить «старичков» в думских креслах.

Важнейшее требование к федеральным выборам – их легитимность, признание результатов всеми политическими силами и обществом, особенно активной его частью, готовой открыто отстаивать свои права. Протесты в Белоруссии напоминают российским властям, как может выплескиваться на улицы крупных городов ощущение нелегитимности объявленных результатов выборов, если к тому же оно несколько дней предварительного голосования подпитывалось медийной картинкой «нарушений». И его не заглушить разговорами об «иностранном вмешательстве».

А с признанием не только удобства, но и легитимности трёхдневного голосования в России пока есть проблемы. Еще в июле опрос ФОМ показал, что хотя 59% опрошенных положительно встретили идею голосовать в течение трёх дней (и почти половина впервые услышали о таком законе от самих социологов), доля относящихся к нему с опаской, несмотря на всё его удобство, велика – 30%. А среди аудитории, обычно составляющей ядро открытых протестов, – это жители Москвы, городов-миллионников, потребители политинформации из интернета, молодёжь – негатив к трёхдневному голосованию превышал 40%. Сразу 36% респондентов допускали более высокий риск фальсификаций при голосовании в течение трёх дней. Отношение же к выездным мини-участкам во дворах оказалось близко к паритетному – 49% одобрения и 42% неодобрения. Вряд ли сетевая картинка с прошедших выборов в регионах смогла переубедить этих скептиков, и это серьёзная почва для вызревания поствыборных протестов.

Итоги «триединого» голосования 11-13 сентября в России объединили в неприятии этой технологии все партии парламентской оппозиции. Владимир Жириновский раскритиковал «триединый» день ещё за сутки до открытия участков. Эсер Сергей Миронов после выборов дал понять, что в начале октября, когда лидерам фракций обещана встреча с Владимиром Путиным, он выступит против трёхдневных выборов в Госдуму. А в КПРФ, которая до последнего момента обжаловала в суде решение ЦИК проводить сентябрьские выборы тря дня, уже готовят свой законопроект об отмене «триединого» голосования.

Помогло ли удобство голосования явке

Привычный для Кремля в последние годы количественный «измеритель» легитимности выборов, помимо соцопросов, – явка избирателей. Но с этой позиции прошедшее голосование не дало убедительных ответов.

На выборах губернаторов общая объявленная явка за три дня голосования во дворах и на участках (и ещё неделю досрочного) действительно подросла. Но губернаторские выборы почти везде, кроме двух регионов, проходили по неконкурентному, референдумному сценарию. Такие выборы, где большую кампанию ведёт только один кандидат, а большинство соперников выполняют роль статистов и людей нужно, не передавливая, просто довести до заполнения бюллетеня в удобной для них форме, власти проводят технологически эффективно.

А вот явка на выборы депутатов законодательных собраний и горсоветов в крупных городах, которые уже носят совсем другой, конкурентный, характер, почему властям и невыгодно зазывать на участки всех подряд – наоборот, снизилась, даже несмотря на зачительное досрочное голосование, три дня основного голосования и погоню новых партий за своим избирателем. На выборах в заксобрания в 7 регионах из 11 пришло заметно меньше людей, чем в прошлый раз. А депутатов крупных горсоветов избрали в основном при явке всего 18-20%.

Поэтому издержки недоверия оппозиции и политизированной публики к процедуре трёхдневного голосования в сентябре 2020 г. не были компенсированы действительно высокой явкой на те выборы, где соревнуются партии.

Казалось бы, власть вполне устроит ситуация, когда не верящие в выборы сторонники оппозиции снова их проигнорируют и тем самым невольно помогут «Единой России». Однако тогда возникает риск повторить антирекорд выборов в Госдуму 2016 г., когда явка на парламентские выборы оказалась впервые ниже 50%, а разброс по активности избирателей между крупными городами и районами, обычными регионами и нацреспубликами – чрезмерным.

Может, пошумят и успокоятся

Парламентскую оппозицию много ругают за то, что в ключевых для Кремля ситуациях она с готовностью следует «кремлёвским правилам», даже в ущерб собственным интересам. Например, если взять выборы губернаторов, которые в России фактически проводятся как процедура утверждения населением кандидатуры от президента, то в 2019-2020 годах в подавляющем большинстве случаев ЛДПР, эсеры и даже КПРФ изначально и не старались играть всерьёз.

Но выборы в Госдуму 2021 года – ключевые для «старой» парламентской оппозиции, которая и называется таковой благодаря многолетнему присутствию в федеральном парламенте. В КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России», во-первых, подошли к моменту, когда внутри этих партий неизбежна смена лидерства. А во-вторых – там не могут не видеть, как Кремль открыто взращивает новые политтехнологические конструкты, их прямых конкурентов за места в парламенте. Например, в Челябинской области, чтобы провести новую партию «Зелёная альтернатива» в законодательное собрание и позволить ей выдвигаться в Госдуму без сбора подписей почти на половине участков в Златоусте даже оставили «Единую Россию» с уникальным результатом в итоговых протоколах – всего по 1-3% голосов. Зато «Зелёная альтернатива» получила на этих участках «единороссовские» обычные 30-35% и недостающие три тысячи голосов для преодоления барьера 5% в целом по области. В этих условиях вопрос проведения выборов в Госдуму по прозрачным и всеми принятым правилам – куда важнее для парламентской оппозиции, чем тот же пресловутый «муниципальный фильтр» на губернаторских выборах.

Накануне прошлых выборов в Госдуму, когда власть инициировала их перенос с декабря на сентябрь для синхронизации с новой датой единого дня голосования в регионах, в Кремле тоже решали проблему, как убедить все партии принять изменения. Тогда важным элементом политического компромисса стали два десятка одномандатных округов, освобождённых «Единой Россией» под выдвиженцев от ЛДПР, «Справедливой России» и КПРФ, и отказ от искусственной раскрутки малых партий в пику парламентским.

А ещё власть тогда утвердила новые правила больше, чем за год до самих выборов, оставив партиям достаточно времени на подготовку.

Почва для компромисса

Сейчас же ситуация для парламентской оппозиции искусственно подвешена, хотя до выборов в Госдуму остаётся или ровно год (если они пройдут в оговоренную законом дату 19 сентября 2021 г.), или даже меньше (в СМИ весь год идут разговоры о более раннем сроке).

Принятые в июле поправки в закон «О выборах депутатов Госдумы» о возможности провести выборы в Госдуму в течение трёх дней (статья 80.1) оставляют властям и ЦИК ещё девять месяцев для «торга» с оппозицией. Закон устанавливает, что решением ЦИК голосование в Госдуму «может проводиться» в течение двух или трёх дней подряд (но не обязательно!), а окончательное решение о длительности периода голосования, а также выездных мини-участках во дворах и «на пеньках» ЦИК примет в течение 10 дней только после (!) официального старта самой кампании – то есть лишь в середине июня 2021 г.

Это как если бы в финале Кубка России по футболу команды до стартового свистка арбитра не знали, предстоит им разыграть трофей в одном матче – или есть надежда на ответную игру, пройдёт ли в случае ничейного исхода дополнительное время – или команды сразу отправятся бить серию пенальти.

У власти есть возможности, реагируя на споры вокруг сентябрьского «триединого» голосования, заранее убедить будущих участников в намерениях провести действительно легитимные выборы в Госдуму.

Во-первых, изначально сама возможность многодневного и «дворового» голосования вводилась в законы весной в целях «защиты здоровья избирателей» – из-за пандемии коронавируса. Но Россия готова одной из первых начать массовую вакцинацию, и к осени 2021 г. эта причина для «безопасного» трёхдневного голосования уйдёт в прошлое.

Во-вторых, власть развивает электронное голосование, только что оно было опробовано на довыборах в Госдуму, и в 2021 г. ЦИК готов запустить его по всей стране. Почему бы тогда не обсудить схему, когда онлайн можно проголосовать только за пару дней до – а офлайн, на самих участках, уже только один день, в воскресенье. Именно так сейчас проходили муниципальные довыборы в Москве. Да и в Эстонии, по пути которой идёт Россия, электронное голосование как раз стало одной из форм досрочного и заканчивается за несколько дней до основного дня выборов – а потом избиратель может проголосовать уже только очно, на участке.

В-третьих, отказ от трёхдневного голосования снимет множество частных проблем, которые обозначились в этом сентябре. С какого дня считать срок запрета на публикацию данных соцопросов? Когда установить «день тишины», который в этот раз пришёлся лишь на второй день голосования? Что делать с учебным процессом в школах? Как обеспечить и профинансировать трёхдневное круглосуточное видеонаблюдение на всех участках и в местах хранения бюллетеней с первых двух дней? Как быть с тем, что в случае выбывания наблюдателей после первого дня нынешние нормы затрудняют их переприкрепление и замену? Все эти вопросы потребовали бы ещё одной масштабной правки действующих норм уже без обкатки на промежуточных выборах.

Внести ясность в вопрос, сколько дней будет длиться голосование в Госдуму, важно не в июне 2021 г., как предполагает закон, а уже в самое ближайшее время – и на основе широкого диалога со всеми политическими силами.