Почему кризис дает карьерный шанс финансовым директорам

Дек 24, 2020 Vtimes

Навык «резать косты» становится самым главным для компании

 

У «Аэрофлота» сменился генеральный директор: Виталий Савельев, возглавлявший авиакомпанию 10 лет, стал министром транспорта, на его место правительство назначило Михаила Полубояринова.

Широкой публике эта фамилия вряд ли о чем-то говорит. Но на это назначение обратило внимание финансовое сообщество. Полубояринов — финансист. Он пришел в «Аэрофлот» в 2000 г. на позицию главного бухгалтера, через девять лет вырос до финансового директора. Затем Полубояринов ушел в ВЭБ, где к 2012 г. стал первым зампредом правления. С 2017 г. он входит в совет директоров «Аэрофлота». Так что в узких профессиональных кругах Полубояринов — фигура известная и весомая. Его кандидатура, как сообщает РБК, неоднократно рассматривалась на пост гендиректора авиакомпании. И вот в самый разгар кризиса он им наконец-то стал.

Можно предположить, что это совпадение, просто Савельев ушел на другую позицию. Но есть и закономерность. «Аэрофлот» сейчас находится в тяжелом состоянии: с марта из-за пандемии практически все международные рейсы остановлены; трафик упал вдвое; простаивают самолеты и пилоты. Перед авиакомпанией стоит задача сохраниться. В такой ситуации финансовый директор — самый нужный кадр. Именно ему придется внедрять антикризисный план: сокращать расходы (частично увольняя персонал, уменьшая зарплаты), вести переговоры с банками и лизинговыми компаниями об отсрочках; разговаривать с чиновниками о государственной помощи и т. д.

Если отвлечься от «Аэрофлота», то похожий сценарий применим к любой компании в кризис.

Спарринг-партнер и арбитр

В хорошие времена люди из коммерческой части, продаж и развития бизнеса имеют больше шансов стать гендиректором, чем из финансов. В благополучный для экономики период перед компаниями стоят цели развития и роста, поиска новых инвестиционных возможностей и капитальных вложений. Но когда вместо экспансии нужно заниматься выживанием, приоритеты бизнеса меняются.

Чем ценен финансовый директор?

  1. Умением просчитывать все риски по идеям и предложениям, которые предлагают другие руководители компании, и высказываться против, если уровень риска высок. Он фактически выступает хранителем компании и бизнеса.
  2. Пониманием всей цепочки взаимодействия внутри компании с точки зрения экономики, денежных потоков. Следовательно, он выступает спарринг-партнером и всегда говорит, сколько тот или иной проект будет стоить и что можно потерять.
  3. Общением с внешним финансовым миром — банками, инвесторами, государственными органами. Он понимает их ожидания и понимает возможности компании с точки зрения привлечения дополнительного финансирования и управления текущим кредитным портфелем.
  4. Вовлеченностью во внутреннюю экономику компании. Когда возникают вопросы сокращения затрат, то именно финансовый директор выступает арбитром в том, какие оптимизационные мероприятия можно проводить для бизнеса в кратко- и долгосрочной перспективе (чтобы не получилось сэкономить сейчас рубль, а через два года инвестировать пять).

Все эти ключевые компетенции финансового директора нередко выводят его в гендиректоры — его задачи совпадают с задачами, которые ставят перед бизнесом внешняя среда и акционеры. Более того, кризисы разного уровня — локальные, страновые, глобальные — могут и накладываться один на другой, и идти друг за другом.

Так что «окон возможностей» у финансового директора достаточно.

Выйти из образа кассира

В 2006 году консалтинговая компания McKinsey провела исследование «Когда финансовым директорам следует встать у руля?». Вывод таков: как правило, финансовый директор может подняться по карьерной лестнице до позиции гендиректора в двух случаях — компании необходима финансовая дисциплина или требуется сосредоточиться на оздоровлении.

Из исследования 2006 г. также следует, что в США и Великобритании 20% действующих гендиректоров выросли из финансистов. В 2013 году — после тяжелейшего кризиса 2008-го — статистика корректируется в сторону увеличения. В США четверть руководителей компаний из рейтинга Fortune 500 назначены из финансовых директоров. В Великобритании половина гендиректоров из 100 крупнейших компаний тоже имеют финансовый бэкграунд, знает эксперт глобального хедхантера Спенсер Стюарт.

Кризис 2020 г. тоже заявляет о себе. Пока наблюдаются точечные повышения финдиректоров (Полубояринов в «Аэрофлоте» или Маркус Раурамо в энергетической компании Fortum). Но они могут стать более массовыми, учитывая предстоящие тектонические изменения в экономике из-за коронавируса.

Но все ли финансовые директора готовы стать гендиректорами? Я задал этот вопрос 24 финансовым директорам. Больше половины респондентов ответили «нет». Причины:

высокий уровень ответственности;

удовлетворенность существующей позицией;

ментальная неготовность.

Про ответственность все более или менее понятно: если финансовый директор сидит на своем конкретном участке работы и (чаще всего) выступает теневым руководителем, то позиция гендиректора заставляет стремительно расширять кругозор, брать на себя больше рисков, отвечать за провалы публично и т. д.

Дальше — интереснее. Человек не просто хочется находиться в тени — ему это нравится. Вспоминаются «серые кардиналы» — люди, которые не имеют формальной власти, но управляют процессом принятия решений. Часть финансовых директоров обладают таким уровнем полномочий и знаний о компании, что могут формировать повестку гендиректора. Им не нужна публичность, им важна активная роль в управлении компанией.

Хочется отдельно сказать про ментальную неготовность. Возможно, ей не уделяется должного внимания при отборе кандидатов в гендиректоры. Человек может отлично разбираться в отчетности компании, быстро считать в уме, быть скрупулезным и вообще радеть за дело, а еще долго работать в компании и всех знать. Отличный кандидат! Но вместе с этим он может ментально застрять в образе кассира и не выйти из него, даже став гендиректором. Он так же продолжит считать каждую копейку, стоять на страже бюджета, измерять все строго в затратах, а не в выгодах. И если в определенные периоды кризиса такой подход полезен, то в долгосрочной перспективе может оказаться губительным.

Выходит, не каждый финансовой директор может стать гендиректором даже при благоприятных карьерных возможностях. Но если есть задатки  и амбиции, то стоит ментально готовить себя и, конечно, пробовать.